budgawl (budgawl) wrote,
budgawl
budgawl

Categories:

Экскурсия в ПГРЭЗ, Полесский государственный радиационно-экологический заповедник, Хойникский район

Как-то исторически сложилось, что все, кто как-то интересуются темой заброшенностей, урбана или индастриала рано или поздно выдвигаются куда-то в сторону Чернобыльской АЭС и мест, покинутых после аварии 1986 года. Зачем? Хороший вопрос.

Я, хоть и подумывал давно, до Припяти так и не добрался еще, а теперь и с границами сложно стало. Зато пару лет открылась возможность съездить в ПГРЭЗ, открывшийся для любого желающего. В Припять экскурсии уже десяток лет проводят, в сезон одновременно сотни людей бродят по застывшему во времени городу.

Решился - надо ехать. Не глядя на сезон и прогноз погоды.





Компанию составили chibasik и Анатолий (кажется у него был акк тут?).

Раньше в заповедник легально и легко могли только какие-нибудь ученые, журналисты и прочие фотографы. Сейчас же существуют официальные экскурсии от заповедника и турагентств. В одну из таких, 13 февраля и первую в году, мы и вписались.

Хорошо в плане было все, кроме погоды. Пропуска в ПГРЭЗ выписываются заранее, а уточненный прогноз появился за пару дней до выезда. Удивительно, но в феврале случилась зима! Хороший морозец и просто бесконечный снегопад накануне, в пути и во время экскурсии добавили изрядно экстрима. По пути чуть не улетели в лес, потеряли колесо, опоздали почти на час, но все равно оказались первыми, настолько все плохо было на всех трассах.

Для нас все началось в Хойниках, где мы пересели в суровый автобус-вахтовку на базе ГАЗ-3308. Транспорт в зоне свой, на личных авто не пустят.
В наличии есть УАЗы-буханки, различные газелеподобные микроавтобусы, но с учетом погоды нам достался самый проходимый вариант.

Несколько километров от города и первый КПП, Бабчин. Проверяют еще и пограничники, ПГРЭЗ в основном относится к погранзоне.



Начали с местного музея. Состоит он из трех экспозиций.

Первая - все, что связано с деятельностью и историей самого заповедника. Измерительные приборы, документы, фото работников, литература, карта и список отселенных и захороненных деревень. До аварии тут жило 22 тысячи человек.








Вторая посвящена животному и растительному миру заповедника. На его территории можно найти более 2/3 всей флоры Беларуси, включая редкие и исчезающие виды, и большую часть млекопитающих, например.
Все присутствующие чучела сделаны из найденных умерших животных, специально никого не отстреливали.





В последнем зале представлена обстановка полесского сельского дома и предметы быта.





Следующая точка здесь же, в Бабчине. Крупная школа и усадьба Усадьба 19-го века, где до аварии располагался школьный корпус УПК, а в 1986 году стоял 2 Сводный Отряд МВД БССР.











Из Бабчина отправляемся к другому КПП, ведущему в "тридцадку", еще более суровую и охраняемую зону. За окном станция дезактивации.
По графику должен был быть заброшенный завод, но погода и опоздание заставляют все корректировать.



КПП "Майдан" и старая колючка 30-км зоны отчуждения.

Пару слов о разных зонах.
Зона отчуждения была установлена вскоре после Чернобыльской катастрофы в 1986 году, и на её территории было определено три контролируемых части: особая зона (непосредственно промплощадка ЧАЭС); 10-километровая зона; 30-километровая зона.

Обычно под Чернобыльской Зоной Отчуждения (ЧЗО) подразумевается украинская часть изначальной 30-км зоны, и территории, к ней приравненные. В Беларуси в своей части этой зоны в 1988 организовали Полесский государственный радиационно-экологический заповедник.
Но радиоактивное загрязнение имеет неравномерный характер и в значительной степени зависило от направления ветра и осадков во время аварии. Значительные площади за пределами "тридцатки" были сильно загрязнены, а какие-то напротив, почти не пострадали. Поэтому границы после уточнения не соответствуют реальному расстоянию до ЧАЭС (и в большую, и меньшую сторону).





А в более широком смысле все еще интереснее.
Была введена система зонирования , разделившая территории радиоактивного загрязнения на 5 частей в зависимости от плотности загрязнения почв различными радионуклидами либо возможной дозой облучения населения: 1. зона эвакуации (отчуждения), 2. зона первоочередного отселения; 3. зона последующего отселения, 4. зона с правом на отселение, 5. зона проживания с периодическим радиационным контролем.
То, в какой зоне находится населенный пункт, определяет возможность отселения, предоставления льгот, жилья, ведения сельскохозяйственной деятельности или пропускного режима и т.д.

Как правило, уже начиная с "последующего отселения" (загрязнение по цезию-135 15-40 Кюри на кв.км) установлен контрольно-пропускной режим. Здесь нельзя даже просто находиться без соответствующего разрешения. Аналогично ПГРЭЗ есть охрана (патрули) и очень неприятные штрафы.
Подобные места находятся в самых пострадавших от аварии районах Гомельской и Могилевской областей.
При этом закрытые зоны и предельно грязные точки есть в Чериковском и Костюковичском районах, то есть в радиусе 200-250 километров от станции.



Веселый домик и вышка на заднем плане. Когда-то сюда свезли несколько 30-метровых вышек, бывших геодезических знаков. С них наблюдают за пожарами и нелегалами.



Быстрое фото на память со страшным знаком и вперед, к одной из главных достопримечательностей.



Одно из именно зимних развлечений - посещение зубропитомника.
Летом эти одновременно смешные и грозные лесные жители чувствуют себя на просторах Зоны прекрасно, а вот зимой, когда под толстым слоем снега не так просто найти себе еду, зубров подкармливают сеном и овсом, заготовленными тут же, в ПГРЭЗ. Мы слегка опоздали к стандартному времени обеда, и, слишко резко стартанув к ограждению, спугнули стадо. Но голод не тетка, снега становится только больше, через минут 20 постепенно вернулись к границам "вольера".

Зубры видят плохо, буквально пару десятков метров, но полагаются на отличных слух и нюх. Говорят, с появлением первых туристов звери вообще радикально поменяли время кормежки, приходили поздно вечером.



Технически, в "вольере" находились мы, потому что у зверей выход в лес свободный. Несколько удивительно было то, что туша на несколько сот кило передвигается по лесу почти бесшумно.



Последний раз живьем зубра я видел лет сто назад, еще школьником, в Беловежской пуще. И потому и подзабыл, кажется, чем они так внушают.
Самый крупный зверь в нашей части планеты, не имеет естественных врагов в природе. Первым не нападает, но я все равно не хотел бы встретить его в лесу, особенно с молодняком в группе.
Выглядит как смешная неуклюжая лесная корова, но если нужно, бегает что те кони и прыгает на 2 (два) метра в высоту. А еще есть длинный язык и совершенно несмешные рога.
В полесский заповедник 16 зубров завезли в 90х для экспериментов и для полной коллекции - с ними тут есть вообще все животные Беларуси. Сейчас их под две сотни, это одна из наибольших вольных групп в стране, причем здесь они живут, размножаются, заселяют новые площади абсолютно свободно, без вмешательства человека (а не как в Беловежской пуще). С учетом рациона, состоящего из зелени, молодых побегов, коры, звери накапливают очень много радионуклидов: скелет фактически превращается в радиоактивные отходы, но из-за короткой продолжительности жизни (до 20-25 лет у зубров, у других млекопитающих заповедника много меньше) эффекты заражения не успевают проявиться.
Сразу после нового года мы на удачу пытались встретить зверей в Налибоках, а повезло тут, в зубропитомнике.



Почему мы везде опаздывали. Как-то так выглядела типичная дорога в тот день. Насыпало за полметра. Пропускаем довольно крупное село Погонное.



Одна из основных "магистралей" Полесского заповедника, бывшая трасса Р-33 до Александровки, поддерживается в рабочем состоянии. Где-то совершенно новый асфальт, до питомника перед нашим приездом снег трактором почистили.
В остальном же, наш дикий ГАЗ, шурша полным приводом со всеми блоками мог доехать куда угодно, но не очень быстро, а общее время пребывания в Зоне ограничено.



Пешком, собственно, тоже не скучно. Если сапоги еще видны - снега мало.





Заброшенная сельская школа в отселенной д. Дроньки



Крыльцо планирует обвалиться.



В учебном классе остались парты, книги, принадлежности. Из-за внезапной и резкой эвакуации некоторые ученики даже портфели не успели собрать.



На самом деле нет. Но туристов надо как-то развлекать.



В первую очередь, в первые дни и недели выселяли самые грязные деревни, они же сразу были захоронены. Отличительно "чистые" ждали очереди вплоть до осени, а местным жителям предоставлялся транспорт для личных вещей и скота - это скорее был переезд, чем аварийная эвакуация.



Много омелы на деревьях.



Гребем дальше. Несколько частных домов из окна нашего транспорта.





Очередное изменение плана - стоянку кораблей посетить не получится - дороги фактически нет.



Проезжаем к Припяти недалеко от д. Оревичи. Впервые уровень поднимается выше 150 мкр/ч - уже серьезно, с учетом полуметрового слоя снега и в машине, что немного экранирует.

Немного о радиации. Фон разный. Где-то чуть превышающий норму, где-то в разы. В самые экстримальные места вас не поведут, но и там смертельных уровней нет. Разве что лечь на точку и лежать там месяц.
В целом же, внешнее облучение в легальном туре угрозы не представляет (кто-то обязательно вспомнит про перелет на высоте 10км, вот где страх!). Куда страшнее внутреннее, благо у нас максимально непыльный день.

И помните, главная опасность радиации в том, что всем на неё пофиг АБСОЛЮТНО ПОХУЙ. Бывшим жителям, старикам-самоселам, работникам зоны и туристам и некоторым другим важным людям. Но об этом как-нибудь в другой раз.




Когда-то здесь была пристань и остановка катера по подводных крыльях, курсировавшего по Припяти. Из Оревичей за покупками веселее было смотаться в Мозырь и даже Киев, чем в райцентр по разбитым грунтовкам.





Но осталось только здание насосной, питавшей водой из Припяти местные каналы.








Далее - сами Оревичи, центральная часть деревни.

Здание сельсовета.



Внутри - остатки агитплакатов, доски почета, каких-то бумаг.



А кромки здания, куда стекала дождевая вода с грязной крыши, неплохо повышен фон - 400-500 мкр/ч при норме на порядок ниже.




Холм, с которого, говорят, неплохие виды открываются. Уж простите, никаких шансов дойти не было.



В зоне следят за военными памятниками (могилами безымянных солдат, памятниками жителям-участникам и т.д.). Поскольку занимаются этим фактически лесники, материалы используют "какие есть". Покраска в странных сочетаних цветов это не оригинальное дизайнерское решение, а только защита бетона от разрушения.



Возможно, один из последних Лениных в зоне.
Как утверждают специалисты, "В дочернобыльскую эпоху действовало правило: чем богаче организация - тем величественнее должен быть памятник В.И.Ленину. Совхоз Оревичи был в меру скромной организацией."



Еще одна школа, довольно большая.





Выбитые окна, пустые кабинеты. Только в коридоре кто-то развесил противогазы для антуража.





Наконец, главная достопримечательность деревни - весьма яркое пятно для проверки ваших дозиметров. Участок размером примерно метр на метр, под тремя деревьями правее сельсовета, обозначен металлическими штырями и отмечен на некоторых картах.
Поляки без снега намеряли 2300 айзонов (γ+β), у меня получилось от 500 до 1600 мкр/ч по чистой гамме, в зависимости от места поклонения силе.
Обычный уличный фон, напоминаю, 10-20 мкр/ч.



Найти бы конкретную точку, да поэкспериментировать с разными приборами и экранами, но я слишком торопился. Может, вернусь однажды.

Хотя, жить можно. А вообще, нет дозиметра - нет радиации.



Постепенно закругляемся, двигаемся в обратную сторону. На окраине Оревичей все побежали искать какой-то клуб.



А мы попробовали заглянуть в один из домов, не сильно удачно. Течет и угрожает рухнуть вниз крыша, сгнил и провалился пол, разбиты окна. Для отдыха не годится.



Предпоследняя точка интереса - "завод комбикорма".
Кормпредприятие Майдан - завод по производству витаминной муки был построен и введен в эксплуатацию в 1979 году. А когда был заброшен, вы сами знаете.



Полупустые цеха с остатками оборудования, пару вспомогательных и административных зданий. Используется только склад, для хранения сена (впечатляющиго объема) на подкормку зубрам, оленям и лосям.







Пожарно-химическая станция в Бабчине. Пожар на заброшенной радиоактивной территории - штука мало сказать неприятная, поэтому техники много. В опасный период ведется дежурство по зоне и наблюдение с тех самых вышек. Судя по тому, что крупных пожаров, какие регулярно случаются в украинской части Зоны, у нас нет, работают правильно.



Какая-то из машин, вроде бы, участвовала в тушении пожара на ЧАЭС, но это не точно.



Возле пожарки нас встретил суровый сторожевой пес, в компании которого доходим до КПП, пока наш танк ушел на дозаправку.





Бабчин, как деревня охраняемая, сохранился лучше всего. Здесь же проводят и некоторые эксперименты - разводят лошадей и пчел. Можно попробовать лечебную процедуру - сон в улье или купить местный мёд (sic!).



Напоследок греемся в здании КПП и уезжаем в Хойники. Вечер, время вышло, экскурсия закончена, по плану остается только ужин.



_______________
Итого, стоит ли сюда ехать?

Конечно же НЕТ.

Заброшенные деревни, даже в большем сохране, можно найти на Полесье в менее грязных районах, а ради заброшенной фермы или завода точно нет смысла далеко отъезжать от Минска или где вы там живете.
Зверье, включая зубров, встречается по всей стране, как в относительно свободных условиях, так и в почти зоопарках. Разве что интересна историчность, эстетика и атмосфера или застывший момент. Но дестрой сильный везде, артефактов тех времен мало. Плюс радиационные риски. Не верьте журналистам, блогерам или умного вида людям в кадре видеороликов с дозиметрами в руках, которые говорят что уже прошло много лет и все безопасно.

Самостоятельное официальное посещение требует денег, сил и времени на подготовку и оформление. В сторонних экскурсиях ни о чем думать не нужно, одному-вдвоем даже дешевле выйдет, но в обоих случаях есть ограничение по времени. Неспешное созерцание или исследование каждого закоулка не предполагается. Двигаться придется активно и быстро, иначе что-то придется пропустить даже без экстримальных погодных условий.
Туристов не пускают в очень грязные места (например на станцию Масаны, хоть такие мысли, похоже, были), но все же валяться в траве, есть землю или хватать руками все подряд не стоит. Сравните, кстати с ЧАЭС - при желании можно побывать даже на БЩУ четвертого блока, где все и случилось. Посетители не очень нужны, но нужны деньги, по обе стороны от границы.
Плюс стандартные опасности заброшенных мест- люки, дыры в полу, разрушение зданий и конструкций, которые никто не поддерживает и не ремонтирует десятки лет.

Нелегальный поход не советую еще активнее. В отличие от Украины, нет регулярных толп туристов, что с одной стороны большой плюс, но нет и известных мест входа/выхода, маршрутов, мест ночевок или добычи воды, просто карт, отчетов, опыта.
На всех дорогах, особенно днем, слишком палевно. А чтобы пройти по пересеченной местности десятки километров нужна хорошая подготовка и снаряга. Территория дикая, все разрушается и зарастает, связи нет, звери есть. Нет никаких (вообще, совсем нет) адекватных способов удалить радионуклиды из местной воды, а свою не донесешь.
Плюс гостям тут не рады и предлагают 10-50 базовых штрафа ($110-550), что в разы или десятки раз больше, чем у соседей. Другие варианты, при сегодняшней ситуации в стране, даже предполагать не буду.
Вариантов быть пойманным много - в заповеднике суммарно работают несколько сотен человек, часть из которых с высокой вероятностью встретится на пути. Техника позволяет проехать до любой деревни и вообще везде, где осталось что-то похожее на дорогу. Встречаются фотоловушки, возможно с передачей данных в прямом эфире. На нескольких КПП постоянно присутствуют люди, есть собаки. За последние пару лет на многих, если еще не на всех, пожарных вышках (более трех десятков штук) установили камеры, в том числе управляемые купольные, в которые могут заметить не только пожар.
А еще пограничники. Сейчас эту часть границы усиливают, проводится демаркация и установка современных систем контроля, как на польской или литовской границе. Заповедник активно патрулируется.

Условно-легальная поездка без экскурсии возможна на Радуницу, когда на несколько дней открывается въезд в ПГРЭЗ и Зону вообще.
Формально задерживаться по пути, заходить в дома или куда-то еще нельзя, разрешено только посещение кладбищ. В прошлые года вопросов не было, но кто знает, как будет дальше.
Посещение только на авто (зато своем), через одно КПП, с регистрацией и ограничением времени. Если не вернетесь - будут искать.
Альтернативщики предлагают посещать в эти же даты, но в обход КПП - без ограничения направления и времени пребывания. Опасности те же - можно забраться куда не нужно, провалиться в колодец или надышаться / испачкаться радиоактивной пылью.



Не убедил, все равно почему-то нужно ехать? Понимаю.

О прямых экскурсиях здесь.
Организованные экскурсии рекомендую от exclusion-zone.by. График поездок есть на сайте, моя примерно соответствует основному маршруту одного дня. Начало в Гомеле. Стоит 120р., со второй поездки скидка.
Нелегалам удачи, остальным - хороших новостей и до встречи. Будут ли дни кладбищ в этом году, ищите на сайтах заповедника, районных администраций зон отчуждения и отселения, сайте госчернобыля или в региональных СМИ ближе к дате, примерно 10 мая.




Когда-то традиционная дополнительная литература.

Последнее время мне лень давать ссылки на кого-то еще, но информации настолько мало, что ее просто жаль потерять.
Если незадолго до очередной годовщины аварии или грядущими майскими праздниками с "теплым" турсезоном новый текст про украинскую ЧЗО, ЧАЭС или город Припять можно ждать через каждый час, а видео или даже стрим прямиком оттуда - через день, как с официальных эскурсий, так и нелегальных походов всех возможных форматов, про нашу часть Зоны и заповедник полезного еще поискать.
Специалисты на публику не пишут, статьи журналистов и близкие по настроению отчеты блогеров из массовых пресс- и блог-туров больше похожи на рекламу, обманывают, балагурят не в тему.

В ЖЖ откопал пару историй:
Репост без оригинала, Хойники и Наровля.
https://by.livejournal.com/1704541.html

Две поездки разных лет, Хойники
https://alert-ua.livejournal.com/49798.html (и вид от соучастника https://coder-in-ua.livejournal.com/25035.html)
https://alert-ua.livejournal.com/127869.html

Нелегальный поход в наровлянскую часть ПГРЭЗ и окрестности, к сожалению уже без фото.
https://1ara-cr0ft.livejournal.com/113657.html


На ютубе полезного еще меньше.

Иногда встречаются отрывки из легальных экскурсий, на Радуницу по доступным деревням хойникской части заповедника походили MyRoad, Александр База, lizzysokol.
А лучшее - нелегальный поход My Road, (Брагин/Хойники) и Одиночный недельный поход -FOREST- в наровлянскую часть (отдельно - фото).

Видели больше - киньте ссылку.

_____________

Все мои посты о заброшках. А вообще всего больше, чаще и появляется раньше в моей инсте: @budgawl

_____________

Так-то этот пост отнял чуть больше сил, чем закинуть пару фото и спиженного текста в инсту, да и в целом заставил вернуться в ЖЖ - в остальных мои сети целиком он не лезет.
Поэтому кто оценил, вник и закачался, ставьте лайки, пишите комменты и будет еще.

Давайте так - один коммент под этим постом, и я напишу про белорусскую зону снова. А с двумя может сгоняю в ПГРЭЗ еще раз.

Tags: abandoned, Зона
Subscribe

promo budgawl december 30, 2015 00:01 36
Buy for 10 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments