budgawl (budgawl) wrote,
budgawl
budgawl

Categories:

История трех задержаний: окончание

Окончание истории.
Начало, продолжение

На третью историю я наткнулся случайно несколько лет назад. "Транспортный фанат" из США Юрий на несколько дней приехал в Беларусь и, воспользовавшись случаем, решил поснимать электротранспорт, в частности трамвай Мозыря. Кольцо находится в непосредственной близости от МНПЗ, что часто и до появления свежего "запрета" могло гарантировать фотографам повышенное внимание со стороны охраны...



Аспекты трамвайного фанатства в Беларуси, или как стать агентом ЦРУ

1 серия

Описанные события произошли в июне 2004-го года в Мозыре, а затем, через 2-4 дня в Минске.
Оговорюсь, что мой визит в Беларусь носил чисто родственный характер, и транспортная его часть была приятным, но эпизодическим дополнением к родственным обязанностям. Посему в Мозыре не было официальных контактов с трамвайными властями, и о моем визите ни кто не знал.

По мере проведения съемки трамвайной активности на конечной МНПЗ перед началом вечернего часа "пик", на расстоянии внушительной маскировочной лесной просеки от самого предприятия(!), а также (как подозреваю) по мере разговоров с местными очень ответственными трамвайными работниками, через некотрое время определенно прямо к кольцу подруливает УАЗик с ненастойчивой вывеской типа некая "охрана".
Из него выпрыгивают два добродушных беларуских парня с такой же неброской вывеской типа тоже "охрана". Парни как бы интересуются, чего я тута делаю. В результате объяснений даже бровью не ведут на факт наличия в данном беларуском лесу иностранца. Определенная определенность в действиях парней явно выдавала заведомую информированность. Даже не дослушав до конца, мне дословно предлагается "ну ладно, давайте, проедем", даже без пояснений типа "для выяснения", я уже молчу про "куда". Настрой парней навязчиво иллюстрирует, что забирать людей с улицы здесь в порядке вещей.
Взвешиваю целесообразность активации заготовленного сценария для взаимодействий именно с "частной" охраной предприятий в таких ситуациях. Сценарий подразумевает в порядке наростания необходимости след. аргументы (а) не ваша территория, не имеете права; (б) не милиция, не имеете права; (в) у в-а-с будут юридические неприятности, лучше не суйтесь; (c) вызывайте официальную милицию, и разбираемся, а пока не двигаемся с места. Ho, учитывая общее видимое спокойствие в Беларуси, полную разваляйность похитителей, а также факт наличия диспетчера и водителей, наблюдающих за происходящим со стороны, соглашаюсь на похищение.
Но вот загвоздка - у меня рядом запаркована машина, на которой я приехал, ее надо запереть и взять кое-какие вещи. Мне разрешается сходить к машине. Забираю кое-какие вещи, ОСТАВЛЯЮ кое-какие вещи. При этом с улыбкой обнаруживаю, что если бы у меня действительно были микрофильмы, микротехника и прочие шпионские снасти, то была бы возможность "скинуть" ну все, вплоть до базуки.
Во время поездки в заднем отсеке УАЗика остаюсь абсолютно один на один со своими многочисленными камерами. Вся техника на руках была цифровая. Посему, борюсь с искушением затереть к черту все улики. :) Оставляю все в нетронутом виде скорее из принципа.
Исполнив свой долг, милые парни из дальнейшего повествования сразу исчезают, поставив меня взамен перед фактом некоего подначальника охраны, который далее будет пытаться играть роль вроде следователя. Зачитываю заново свою "легенду". При этом грязный деревенский парень, сидящий рядом со мной на лавочке над кучей ворованного метала, на всякий случай отодвигается от меня подальше. Моя легенда заслуживает отдельной комнаты, куда меня и переводят. Появляется еще одна личность такого же подначального уровня. Легенда повторяется в третий раз.

0:15 после задержания
Взвешиваю ситуацию на предмет активации готового плана с использованием в таких ситуациях стандартного аргумента иностранца о вмешательстве в дело некоего "посольства США". Прекрасно понимая всю стереотипичность такого заявления, я в первую очередь должен учитывать пользу для дела. Во всех без исключения случаях задержаний в России у меня такой необходимости не возникало, или такой вариант усложнил бы, а не упростил бы ситуацию. Но здесь, в Беларуси, признаться, срабатывают-таки всякие услышанные ранее стращалки про недемократичность государства, пропавшиx российскиx корреспондентов и т.п. Hе в последнюю очередь сработала видимая уверенность какой-то охраны какого-то МНПЗ в своих действиях. Посему принимаю "половинчатое" решение, а именно...
По ходу очередной смысловой паузы в разговоре, не спросив разрешения, при всех присутствующих (правда набрав номер не заметно), совершаю телефонный звонок по неожиданно для задержавших оказавшемуся у меня мобильнику. Сообщаю, что задержан, но ПОКА (акцент на это слово как можно громче) все нормально, но если я не позвоню ровно через час - прошу поставить в известность посольство США в Минске. На удивление обнаруживаю, что помимо глубокого молчания и отведенных в сторону глаз, мои действия ни какой противореакции не вызвали. В корректной форме как бы извиняюсь за только что содеянное, нарываюсь на как бы полное понимание и уважение моих прав.
Дальнейшее "расследование" выразилось в попытках беларуской стороны утрясти ее собственное природное непонимание некоторых аспектов моей легенды. Допрос то и дело сбивался то на глобальные дискуссии вроде понятия съемки именно "объекта" в Беларуси против понятия съемки с территории, где находится фотограф на Западе; то на философические темы типа неужели человек с фотокамерой не вызовет ни каких "соответствующих" подозрений в США (признаю за собой слабость таковых позиций в последнее время); или на идеологические темы типа зарплат в тех же США. В ходе разбирательств, как ни странно, НЕ в мою пользу сыграл тот факт, что я от души понятия не имел что производит МНПЗ (в последствии Мозырский Нефте-Перерабатывающий Завод) - мне было действительно параллельно, и завод дейстительно рос ЗА ПРОСЕКОЙ от трамвайной линии и виден не был. Беларуская сторона открыто восприняла сей факт как ширму, откровенно высказала свои подозрения вслух, и, даже, вслух захихикала над моим дешевым "непрофессионализмом". Так или иначе, через некотрое время в результате исключительного "профессионализма" с беларуской стороны, стало очевидно, что все эти прения несут промежуточный характер в порядке ожидания кого-то решающего.

Как бы смотрю на часы, и как бы пытаюсь выяснить юридическую подоплеку всего происходящего. Получаю в ответ уклончивые мямли, в ходе которых беларуская сторона не находит ничего лучшего, как раскрыть карты, и отвязаться от меня тем, что сейчас "начальник" во всем разберется. Т.о. ответственность с подначальников как бы снимается, и мы как бы начинаем ждать совсем "начальника". Подначальники автоматически теряют авторитет как следователи.
Бравый усатый начальник охраны, очень похожий на Лукашенко, также оказался не таким властным, как мне того уже начало хотеться, и очень многозначительно заканчивал все свои фразы до боли неординарными оборотами типа "разбираться будут где следует", и "разбираться будет кто следует", т.о. придавая моему проступку некую непостижимую значимость, и вызывая в задержанном приступы из последних сил подавляемого недоумения - неужели все эти люди ведут себя таким образом, произносят все эти фразы по-СЕРЬеЗКЕ?
По ходу дела был удовлетворен запрос задержанного на личную аудиенцию / консультацию с начальником охраны на предмет разъяснения прав задержанного в данном деле в контексте законов Беларуси. Начальник охраны с удовольствием и очень профессионально сыграл роль как адвоката, так и прокурора одновременно, правда с перевесом в пользу последнего, что было не сложно ввиду, собственно, полного отсутствия прав задержанного в данном деле. Единственной подмогой задержанному оказался закон о правах властей задержать задержанного только на 3 часа, правда без причин и до выяснения обстоятельств. Аргумент что задержание и сам состав преступления произошли за пределами предприятия, посему, мол, какое отношение имеет охрана самого предприятия к происходящему, уперся в расплывчатые утверждения об ответственности за стратегически важную "прилегающую к предприятию территорию", а также уверенное утверждение что охрана предприятия - это военизированное государственное подразделение, а не частная лавочка, подчиняется "кому следует", а потому юридически имеет власть на любой государственной территории.

По ходу всех разбирательств, в качестве своеобразного символа сюрреалистичности происходящего, в комнате отделения охраны предприятия, прямо напротив задержанного, на стене провисал огромный календарь с фотографиями видов предприятия с высоты птичьего полета. Наличие календаря вызвало естественное тыкание в него пальцами и параллели насчет идиотичности происходящего. Ответом на что были прячущиеся ухмылки и комментарии типа, "разберемся где следует"... Интересно, что естественные логичные попытки подследственного доказать, что с точки съемки ни какого предприятия вообще не видно, также нe вызывали ни какого интереса, мол, опять же, "там разберутся"...
Кстати, в добавок к этому, начиная где-то с данного момента, больше причина задержания (фотографирование) НЕ ВСПЛЫЛА НИ РАЗУ, ни с одной из служб, с которыми пришлось общаться. Hи сделанными мною кадрами, ни пленками, ни камерами и т.п. ни кто более не интересовался, на предложение просмотреть снятое ни кто не отозвался. Данный факт дает мне повод оценить все происходящее скорее как беспардонные именно придирки именно к иностранцу, что, по-моему, смотрится просто откровенно не прилично, но согласно психологии моих стражей было ну просто абсолютно в порядке вещей.Ждем дальше. Я уже понадеялся что ждем, наконец, КГБ. Например, в России, КГБэшники - как доктора, сами приезжают на вызов, т.о. отметая недостойные их внимания случаи на местах, и освобождая свои застенки только для "стоящих" дел. Каково же было мое разочарование, когда вместо обещанных "кто следует", в скором времени появляются два местных милиционера на "черном" (хотя скорее коричневом) вороне, один из них более-неменее в чине. Происходит очень смешная и непрофессиональная игра в плохого и хорошего мента - в Орле и в Шахтах в свое время было гораздо "круче". Игра, скорее, ведется на автопилоте, т.к. милиционеры явно приехали не проводить расследование, а доставить куда следует, задержанный это как-то сразу понял, и, даже, уже захотел наконец в КГБ, где обычно ("Российский" опыт) сидят более профессиональные люди с правом голоса, с которыми по этим причинам легче (и даже приятнее) разговаривать. Старший мент выслушал уже скорее дайджест моей легенды (я тоже человек, язык устает) более из любопытства.
Действительно, было предложено быть доставленным в отделение в центре города. Всплыло наличие моей машины, оставленной за воротами. Остановились на следующем варианте - спереди едет черный (коричневый) ворон, сзади я веду собственную машину, а задерживающее лицо сидит рядом в качестве пассажира (на американский взгляд - пожалуй самое комичное за сегодняшний вечер).

1:15
Из машины, не спросив разрешения, совершаю звонок по мобильнику. Протестов не следует. Сообщаю, что ПОКА (сильный акцент) все нормально, но если я не позвоню ровно через час - прошу поставить в известность посольство США в Минске. В корректной форме извиняюсь за содеянное. Нарываюсь на полное как бы понимание.

2 серия

1:30
Доставляю себя в центральное отделение Мозырской милиции. Не без шока обнаруживаю целую толпу встречающих, и откровенно чувствую себя неким средним между Хлестаковым, Мастроянни/Романо в Сысоеве, или просто человеком, поставленным в идиотское положение.

Далее, действующие лица и исполнители: (0) задержанный; (1,2) доставившие меня, продолжающие болтаться вокруг, но сразу потерявшие всякую власть милиционеры; (3) перенявший всю власть милиционер в солидной форме (в советских чинах принципиально не разбираюсь); (4) следователь отделения милиции в штатском; (5) дежурный по отделению (и по городу=?), все решения принимались только с его кивка;
(6) начальник паспортного стола города (как оказалось, самый властный человек в городе); (7) сотрудница ОВИРа (очень активная, особенно в лучах власти своего начальника); (8) сотрудник таможни (самый активный опрашивающий, посему подозревается в двуличии); (9) сотрудник пограничных сил; (10) представитель ГАИ; (11) человек в служебном костюме и со служебными глазами, какие обычно на работе выдают сотрудникам КГБ, но они носят их везде, за место оружия (не представился, занял наблюдательскую позицию, встревал с неожиданными вопросами-подвохами, при этом сразу все затихали). Всего: 1 задержанный; 11 (!) задерживающих.
Далее действие переносится в комнату допросов, куда мне нежно предложили следовать в гордом одиночестве, т.к. все 11 персонажей сразу же, по мере моего появления, собрались на консилиум вокруг места дежурного (наверно мою внешность обсуждать, т.к. больше новых улик пока не появилось). Подсознательно занимаю ярковыраженное единственное место за привинченным столом, сознательно закладываю ногу' за ногу' по всем стандартам американского собеседования перед приемом на работу (психологический финт, типа имел я вас и вашу работу - как бы это не смотрелось, очень полезно в ситуации разговора с распоясавшимися властями).
Пространство на другой стороне стола то занималось, то освобождалось поочередно следующими представителями:
(а) милиционером в форме, перенявшим власть (обобщающий допрос, роль которого осталась непонятна);
(б) следователем (робкий допрос, цель непонятна);
(в) сотрудником таможни (очень подробный допрос, с полной перепиской всех мест, посещенных [отдельным вопросом] в Латвии в 1986, 1987, 2000 и 2004 гг., а также с попыткой переписки всех стран и городов в них (!), когда- либо мною посещенных за всю жизнь вообще, слава богу, последнее удалось нейтрализовать намеком на "3 часа";
(г) начальником паспортного стола и сотрудницей ОВИРа (перекрестный допрос, самый притязательный, самый плодотворный для беларуской стороны);
(д,е) в допросы встревали и принимали эпизодическое участие по мере выяснения чего-то за кулисами - человек с глазами из КГБ и представитель ГАИ.
(ж) на подробный индивидуальный допрос также расчитывал человек с глазами из КГБ, но ему... не досталось времени! - допрос был уложен в 5 минут.
(-) представитель пограничных служб за все время ни сказал ни слова.
По ходу допросов были затронуты следующие конструктивные темы: моя профессия, род деятельности (почему-то в нагрузку к профессии), место рождения, посещенные страны, маршрут следования в/по Беларуси, способ следования, размер зарплаты, адрес дедушки в Мозыре в 1904 году, содержимое сумочки словесно (из вредности показывались только некоторые элементы содержимого, но ВСЕГО содержимого из принципа так показано и не было, хотел посмотреть КАК они меня будут обыскивать (в сумочке ровном счетом не было ничего особенного)), родственники в Беларуси, родственники в Беларуси и еще раз родственники в Беларуси, их адреса, места работы родственников, моя национальность (настойчиво повторяемый ответ "Американец" единственный раз вывел допрашивающих из равновесия, но ответа по форме, которую хотели из меня выбить, так получено и не было), адрес в Америке, документы на машину, родственная связь с владельцем, дни пребывания в Беларуси, наличие билета (билетов подозрительно не было, т.к. клиент перемещался на машине, но этого беларуская сторона ни как понять не могла), сделанные попытки к регистрации в Беларуси (регистрации не было, попытки как бы :) "были"), страны в которых есть родственники, причины выезда из СССР в 1980-х годах, факты опроса Американскими спецслужбами по фактом моих поездок ("вот Вы так много ездите, полный паспорт печатей - не ужели ни кто не интересовался ЗАЧЕМ?"), повторный вопрос по фактам опросов Американскими спецслужбами (теперь уже в ключе типа "ну не может быть, шоб ни кто ни чего не спрашивал"), третяя попытка вопроса про опросы Американскими спецслужбами (полное непонимание моего ответа, что "ни кому у нас это не надо") и т.д. и т.д. и проч.

В результате допросов со стороны гостя Беларуси выявились следующие нарушения Беларуского режима:
(I) Находка дня! - задержанный пребывает в Беларуси уже четвертый рабочий день без регистрации (задержанный выдал себя автобусным билетом Витебск - Новополоцк 4-х дневной давности, всплывшем в другом деле, связанным со способом перемещения). Аргумент о попытках регистрации и нежелании ОВИРа распахивать перед гостем Беларуси свои двери в удобное для него время - не прошел. Аргумент о поступательном транзите через Витебск, Новополоцк, Могилев до Бобруйска, куда я прибыл только на 3-й день пробывания в Беларуси не прошел. По закону, вроде, как и в России, регистрация, вроде, положена в 3 рабочих, вроде, дня, по мере прибытия, вроде, на место постоянного пробывания. При этом в законе Беларуси о регистрации все дружно запутались.
(II) У клиента нет докозательства прямой родственной связи с хозяином беларуской машины под его управлением. Без доверенности машину, вроде, можно передавать, вроде, только ближайшим родственникам. В законах Беларуси на предмет доверенностей при этом все дружно запутались. В определении степени близости родственности все также дружно запутались.

2:15
Не спросив разрешения, при всех присутствующих, совершаю звонок по мобильнику. Протестов не следует. Сообщаю, что ПОКА (акцент) все нормально, но если я не позвоню ровно через час - прошу поставить в известность посольство США в Минске. В корректной форме извиняюсь за только что содеянное. Нарываюсь на полное но молчаливое понимание.
2:45
Всплывает вопрос о скором истечении отведенных 3 часов на задержание. Задерживающей стороной выдвигается аргумент, что отсчет времени начинается только с момента самодоставки меня в отделение. Я чуть не падаю со стула от такой наглости, и настаиваю, что задержание началось с момента утери мною возможности свободного перемещения. Мною выдвигается аргумент, что при том что ПОКА все идет цивилизовано и уважительно, хотя и при моем полном не понимании причин происходящего (я стараюсь конечно), серьезных претензий я ПОКА не имею. Но если 3 часа будут трактоваться с момента доставки в отделение, то это уже не закон, а сито, или своевольная административная трактовка, которая вынудит меня пожаловаться в мое посольство (чего я ПОКА не делаю) - а там уж разбирайтесь со своим начальством.
2:50
Происходит очень горячая конференция всех участников вокруг места дежурного по отделению с настоящими летающими в угаре споров бумажками. Я при этом нашел себя абсолютно забытым. Гуляя по комнате допросов, загуливаю в зал дежурного, и спокойно слушаю все происходящее за спинами - меня ни кто не замечает.
2:55
Следователь отделения предлагает подписать бумагу о непретензиях.
ПОСЛЕ чего, начальник паспортного стола упорно устно пытается выявить, нет ли все таки с моей стороны претензий (ответ: "конечно есть, но я из дипломатических соображений :) оставлю их при себе").
3:00
Человек с глазами КГБ делает жалкую попытку произвести подобие допроса, звучит несколько скорых вопросов, я смотрю на часы.
3:05
Каким-то образом я опять остаюсь не удел и без присмотра. Вылезаю из комнаты С ВЕЩАМИ и интересуюсь, поглядывая на часы - могу ли я идти. Все смотрят на дежурного. Тот делает движение головой. Получаю спохватывающийся ответ что конечно же могу идти. До крыльца меня провожают начальник паспортного стола с девушкой из ОВИРа. На крыльце мне на полном серьезе говорят "Уелком ту Беларус" и "Приезжайте к нам еще". Смотрю в глаза начальника паспортного стола, не шутит ли он - начальник НЕ ШУТИТ, а желает мне все это ОТ ВСЕЙ СВОЕЙ ДОБРОЙ БЕЛАРУСКОЙ ДУШИ.

При всей идиотичности происшедшего, не могу не отметить по эпизоду с задержанием:
- беларускую доброту и расположенность к задержанному;
- методичное следование букве закона, причем, я бы сказал даже излишнее.

Кстати, причину идиотичности происходящего усматриваю где-то именно как раз в последнем пункте - бюрократическое буквоедство напрочь отбило у беларуской стороны контроль над реальностью, за тем, как все эти действия смотрятся со стороны, и что есть элементарное гостеприимство.
После задержания спокойно доделываю в Мозыре все свои дела.

3 серия

По мере задержания в Мозыре, я честно и подробно изложил свои предстоящие планы в Минске. Есть подозрение, что дальнейшие события в какой-то мере связаны с этим фактом.
Минск. Всю пятницу в конце той же недели снимаю на трамвайных линиях города без эксцессов.



Вечер пятницы. Один-единственный вагон РВЗ-6 катается взад-вперед совсем пустой по маршруту номер 2 от вокзала до Октябрьской раз в 30 минут. На Октябрьской ул., в промзоне, после окончания часа "пик" - ни души. Абсолютно пустой город. Пустой трамвай, и только я, как гриб, торчу в разных фототочках каждые 15 минут.
По мере перемещения от одной фото-точки к другой, т.е. НЕ в момент съемки, из-за полу-поворота улицы появляется милицейская машина, притормаживает от заметной неожиданности выдавая свою осведомленность о моем присутствии в этих местах, и обгоняет меня на осаженной скорости. Проезжает чуть дальше и останавливается. Наблюдает. По мере достижения мною интересующей меня фото-точки, готовлюсь к предстоящей съемке. Но пока тихо, ни трамвая, ни людей, мое копошение с камерами и выбор места трактовать явно сложно. Машина разворачивается и проезжает мимо еще раз.
Начиная где-то со следующей ездки, в абсолютно пустом трамвае появляется один-единственный постоянный клиент, пассажир в очень сером костюме и в ни как не вписывающемся в промзону галстуке, с глазами, выдаваемыми в КГБ. Клиент будет усердно ездить взад-вперед от вокзала до Октябрьской весь оставшийся вечер. Разбитная и очень отзывчивая деваха за контроллером трамвая при этом резко деревенеет, и отзываться более перестанет.
К очередной ездке мы вместе с милицейской машиной, каждый слава богу своим ходом, добираемся до абсолютно пустынного кольца в конце Октябрьской. Менты паркуются в кажущемся им стратегически разумном месте, но не тут-то было... Необходимая мне точка съемки как всегда непредсказуема (расположение солнца, угол поворота вагона, смысловая нагрузка кадра и т.п.), посему мой путь к выбранному месту лежит прямо мимо "засады" милиции. По ходу моего приближения на минимальное расстояние, машина вдруг срывается и уезжает. По мере содеянного осознаю, что получилось: два мента в машине и я оказались единственными живыми существами на всю округу, при этом клиент (я) вдруг бодрым шагом направляется через пустырь прямиком к машине милиции, т.е. как бы выяснять взаимоотношения, что ли. Менты, т.о., решили себя "не выдавать". Вообщем, получилось очень смешно.
По мере дальнейшей съемки в перспективах Октябрьской замечаю уже боле "профессиональную" но все равно абсолютно единственную на всю округу "девятку" с затемненными стеклами, постоянно ищущую компромисс между поддержанием должного расстояния от меня и следованием согласно моей совершенно непредсказуемой траектории перемещения. Мое перемещение временами переходило в бег, а временами заключалось в подкиде себя на "остановочку" на самом снимаемом трамвае в обществе сереющего в заднице вагона пассажира с глазами из КГБ. Тем неменее, "девятка" все время провисала где-то на горизонте.
По окончании съемки усаживаюсь на газон на пересечении Ульяновской / Октябрьской в устье линии по Октябрьской, в достаточно людном месте. "Девятка" из виду пропадает, явно затесавшись в массах. Отслеживать ее специально становится противно. По мере просмотра на газоне только что отснятых кадров, запаркованная рядом машина такси внезапно отъезжает, обнаруживая за собой уже знакомую "девятку". "Спряталась", блин. Своей непроизвольной реакцией выдаю отношение к происходящему, еле удерживаюсь что бы не показать "девятке" бруклинский "палец". Спонтанно, на эмоциях, встаю, и направляюсь к ближайшей лестнице наверх, через парк, к ул. Кирова. Только вторичной мыслью явилось осознание того, что лезть по лестнице вверх с машиной спецслужб на хвосте - это наглость (первой идеей была, все же, самозащита), но эта выходка мне все равно понравилась.
Совершаю телефонный звонок по мобильному телефону, подробно рассказываю о случившемся, называю все своими именами, как это дело вижу, т.е. "слежка", "спецслужбы" и т.п. Интересуюсь адресом посольства США в Минске. Возможность прослушивания мобильника прекрасно осознаю, равно как осознаю полную параноидальную идиотичность того, что телефонный звонок мною был сделан специально с учетом такого прослушивания.
По мере перемещения по лестнице, усматриваю сзади ожидаемое, т.е. "хвост". Из последних сил пытаюсь трезво постигнуть возможность происходящего, не вижу ли я, скажем, в лице "хвоста" желаемое вместо действительного и т.п. Вроде все сходится: голова еще на плечах, и да, за мной действительно идет некий сероватый полу-спортивный парень.
Добравшись до Кирова, поворачиваю по ней под нестандартным острым углом к вокзалу. Сероватый парень за мной. На полнейшем серьезе ловлю себя на обдумывании, стоит ли начинать пробираться к посольству своей страны и успею ли я до него добраться.
На Кирова верх берет ощущение отвращения к происходящему, к собственному состоянию паранойи, мне навязанной, и потенциальная вера в мирскую цивилизованность. Не последнюю роль, признаться, сыграло общее внешнее спокойствие окружающих меня минских беларуских улиц. С настроением типа "идите вы все..." разворачиваюсь и направляюсь к центральной ул. Франциска Скорины, не обращая более внимание на перемещение серости за моей спиной. Растворяюсь в толпе на Скорины и иду по своим делам.

4 серия
Ранним утром следующего воскресенья, выбираюсь на очередной сеанс фотоохоты за электротранспортом.
На первом поезде метро добираюсь до вокзала. Начинаю снимать у вокзала, вокруг вокзала и вкл. сам вокзал. Торчу по разным открытым местам полу-пустой утренней воскресной привокзальной площади. Все спокойно.
Далее прогуливаюсь вдоль трамвайной линии от вокзала по Ульяновской и Первомайской, снимаю все, что едет, ищу красивые фототочки, выжидаю трамвай, снимаю.
Тихое воскресное утро, машин нет, людей нет, милиции нет (уже минут 40 гуляю), только я и трамваи, и уже узнающие меня водители - идиллия, замечательные снимки.
В районе Фрунзе из-за горы появляется автомобиль милиции, который при виде меня резко, как-будто от неожиданности замедляет скорость, но проезжает мимо. В машине два милиционера.
Через 5 минут тот-же автомобиль милиции проезжает мимо, уже в другую сторону, скорость ниже средней. В момент проезда мною велась съемка трамвая.
Выжидаю / снимаю трамваи на углу Первомайской / Захарова. Тот же автомобиль возвращается опять, паркуется не доезжая до перекрестка, смотрит.
По ходу съемки недалеко от перекрестка подъезжает еще один автомобиль милиции, паркуется. Устанавливается мобильный пост как бы "дорожной" милиции, который начинает старательно останавливать редкие проезжие автомобили.
Принимаю податливое решение сматывать съемку и идти дальше (в душе жалею, иду, обдумываю ситуацию, с учетом поза-вчерашнего).
Между Захарова и Чапаева меня обгоняет первый автомобиль милиции.
На углу Первомайской и Чапаева обнаруживаю очередной мобильный пост милиции, чуть за углом, в стороне, но весь перекресток с их позиции просматривается. Проверяют проезжающие машины. Систематики в выборе остановки машин при всех усилиях я выделить не смог (возможные критерии: модель машины, отечественность машины, размер машины, коммерческие машины, частники, вид водителей).
Демонстративно начинаю съемку не перекрестке. Съeмка подразумевает незаконные прыжки по проезжей части. На всякий случай делаю это за углом, в стороне, но если захотеть, все равно меня можно заметить.
По ходу очередного видео-дубля, снимаемого прямо с середины проезжей части, закончив видеокадр, обнаруживаю прямо за своей спиной притормозившую машину милиции. Отхожу в сторону, на тротуар. Машина трогается и уезжает.
Прохожу мимо мобильного поста милиции, улыбаюсь усердно занимающимся своим делом милиционерам.
Все еще тихое воскресное утро, машин нет, людей нет.
По мере перемещения в направлении Козлова, около Броневого пер., во время съемки, меня обгоняет машина милиции.
Снимая перспективу улицы обратно, откуда пришел, в направлении к Первомайской, замечаю, что к мобильному посту на Первомайской / Чапаева подъезжает милицейский микроавтобус, и пост... снимается.
Прямо на замечательном трамвайном кругу Козлова / Смолячкова и Войскового пер. нахожу жуткое, грозное, серое очень КГБешное здание с решетками в окнах первого этажа. Начинаю подозревать неладное - типа "сам себя доставил?". Прямо под зданием - дежурит милиционер.
Пока я осматриваюсь, делая вид что я не такая, а жду трамвая, к милиционеру на посту подъезжает милицейская машина, останавливается, менты начинают разговаривать.
Все взвесив, выбираю следующую стратегию: перехожу улицу в положенном месте, подхожу ПРЯМО К милиционерам, становлюсь РЯДОМ, поворачиваюсь спиной к зданию, лицом к рельсам, достаю максимальное количество камер, и всем своим видом даю знать, что ну щщас буду снимать. Взамен получаю прикид как бы "ноль" эмоций, хотя пеший мент отводит глаза в сторону как в плохом театре.
Прицеливаюсь к проходящему трамваю, играю с zoom[ом], но не снимаю, пропускаю трамвай не снятым, опускаю камеру - как бы ноль реакции со стороны ментов, глаза как бы все еще смотрят в сторону.
Снимаю очередной трамвай по полной программе (фото + видео). Снимаю еще один трамвай - ноль реакции.
Отхожу чуть в сторону, продолжаю снимать. Провожу на данном перекрестке достаточно много времени. Машина милиции уезжает.
К противоположной стороне улицы подъезжает милицейский микроавтобус, устанавливается новый... мобильный пост милиции, опять останавливают автомобили.
Заканчиваю съемку и ухожу, оглянувшись замечаю, что мобильный пост милиции... снимается.
По ходу перемещения по Козлова дальше, в сторону Скорины, меня обгоняет милицейский микроавтобус.
Микроавтобус останавливается недалеко от угла Козлова / Скорины, и ПРЯМО НА трамвайной остановке устанавливается что? - правильно: мобильный пост милиции. Начинают старательно останавливать машины. Микроавтобус уезжает.
Становлюсь прямо рядом с милиционерами, снимаю два последовательных трамвая. Часть съемки подразумевала незаконное пребывание на проезжей части - ноль реакции.
Вхожу в азарт, и, чтоб БЫЛО, перехожу главный минский пр. Франциска Скорины в неположенном месте - ноль внимания со стороны ментов.
По пути к троллейбусному депо обнаруживаю, что мобильного поста сзади, за Скорины, уже не нет.
Загружаюсь в троллейбусное депо, снимаю МТБ-82 и занозу на теле репутации завода БКМ (абсолютно новые Тролза в заводской окраске - очень удивлюсь, если их собрали в Минске, а не в Энгельсе). Выхожу из депо - тихо.
Подхожу к Варвашени / Красной и обнаруживаю там... правильно, мобильный пост милиции.
Веду съемку на перекрестке, в т.ч с середины трамвайных путей - ноль реакции.
Сажусь на трамвай и уезжаю восвояси.
Минский аэропорт, через несколько часов:
Выпускают из страны без единого глюка.

5-я серия

В среду, после прилета, получаю два последовательных одинаковых сообщения из Беларуси от друзей и родственников (передаю по памяти, дословно со слов моих информаторов):
По беларускому телевизионному каналу передано сообщение следующего содержания... "У нефтеперерабатывающего предприятия был задержан сотрудник ЦРУ, занимавшийся съемкой инфраструктуры предприятия. Сотрудник ЦРУ был задержан и допрошен службой безопасности. Сотрудник ЦРУ был отпущен по личному распоряжению президента Беларуси из соображений поддержания мира и сотрудничества между беларуским и американским народами."
До сих пор сижу, и жду звонка из ЦРУ: "Где, - мол, - наши фотографии?"

Во все вышеописанное, мне, непосредственному участнику событий, среднему жителю западного мира, до сих пор сложно поверить. Всегда, конечно, есть вероятность, что "хвосты" и взаимосменяемые мобильные посты милиции - это чистая случайность. И что около беларуских нефтеперерабатывающих предприятий как раз в это время терся еще один :), реальный агент ЦРУ.
Вывод: в Беларуси мне очень понравилось. Я серьезно.

Оригинал
Фото с сайта автора
Tags: Мозырь, милицейские истории
Subscribe

promo budgawl december 30, 2015 00:01 36
Buy for 10 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments